Беременность 30 недель и 3 дня. Отговоры окружающих от родов в Майами

Сегодня мой последний день дома. Шкафы опустели, переехала к соседям чудесная супружеская чета рыб из моего аквариума, в холодильнике остался только кетчуп, а в душе приятная и легкая грусть.
Вчера, мой врач благословила меня на дальний перелет, поразив меня революционным свободомыслием. До сих пор она относилась к мне по-матерински строго, окружив меня запретами, наставлениями, постоянными проверками и опасениями. Берегла. Мне даже страшно было заикнуться про перелет, тем более, что вся эта история вызывала профессиональную ревность у остальных врачей. Но вчера она улыбалась и цвела:

— Конечно долетишь, подумаешь несколько часов…ты же удобно сидеть будешь, а не по съемкам бегать. Сегодня в Испанию девочку на 33-й неделе отправила. А вчера в Германию. Не вижу смысла пить валерьяновку. Справку дать?

Само собой перед этим я прошла осмотр и доплер. Лежала на обследовании и вела переговоры с малышом: это в твоих интересах, дорогой. Не все же нам на диване валятся. Долетим, родишься и сразу все поймешь! Ты подумай только, «к полету пригоден» — как настоящий пилот.

Вчерашний день был исключением. Всем, кто решается уехать рожать за границу не избежать давления со стороны общества. К этому надо быть готовой. Я отшучивалась, вдавалась в долгие объяснения или просто спасалась бегством от комментариев типа: тебя таможня не пустит, живот-то вон какой огромный. Мы слышали радиация в самолете страшная, а в Америке землетрясения. Нет? Ну так Мексиканский залив недалеко, а там BP всю экосистему нефтью погубил.

Весь этот негатив и вообще склонность общества пытаться всех нас уровнять и подогнать под общую гребенку показались мне причиной всех сложных судеб и несбывшихся надежд. Меня столько раз осуждали только за то, что мне хотелось по общепринятым меркам чего-то большего. Начиная от выбора профессии стилиста и заканчивая неприлично дорогой сумкой Chanel.

Мы так часто совершаем поступки потому, «что так принято»: ходим в институт, где половина предметов нам не интересна, потом выходим замуж, потому что вроде как пора, боимся уволиться с нелюбимой работы в никуда, боимся уйти в декрет, потому что нас забудут. Сами не замечая того, как быстро летит время, и как незамеченными и нереализованными остаются мечты и желания, которые мы действительно любим и которые способны сделать нас счастливыми.

Моя подруга, просидев дома четыре года с ребенком, три из них переживала из-за того, что не сможет выйти на работу, будет никому не нужна, растеряет навыки. А на четвертом призналась себе, что безгранично счастлива быть дома с дочкой, и карьера ей не нужна.
Я поделилась этими мыслями с мужем.

— Знаешь, — ответил он. Меня никто не понял, как я могу полгода не работать и тем более отказаться от выгодной должности. А я может быть, всю жизнь мечтал несколько месяцев путешествовать по Америке.

Предыдущий пост Следующий пост