Мелкий о том, где жить в Майами. Мама — 26 недель беременности.

С тех пор, как я опубликовал пост о грустной ситуации с мамой, жизнь моя существенно упростилась. Да, мама Люся сторонилась батута, не разделяла моего увлечения сигать с дивана,  не  кувыркалась и не гоняла в футбол, но со всеми остальными обязанностями более менее справлялась.  Иногда я подтрунивал над ней и делал вид, что вот-вот убегу –  меня забавляло смотреть, как она, схватив живот, пытается догнать меня. Я варил ей кофе, одним словом поддерживал ее, как мог. Человек с таким огромным животом —  явление космическое и я полагал, что временное.

Как-то раз я спросил ее вкрадчиво перед сном:

—        Мамочка, а можно, когда малыш родится, я отберу у него все игрушки?

—        А отбирать-то будет нечего – улыбнулась она – он же маленький совсем будет, ну подумай, какие  у него игрушки? Когда он вырастет и станет таким же большим, как ты, у него появятся свои…

—        Вот тогда и отберу.

По вечерам я листал Комаровского. Гениальный художник! Первый, кто понятно Мелкий о том, где жить в Майами. Мама - 26 недель беременности.нарисовал, что маме придется через какое-то время поехать в больницу и уже оттуда вернуться с малышом в руках. Потом орущий сверток поселится с нами.  Для него уже была куплена кроватка, что оставило неприятный осадок у меня в душе. С одной стороны моя кровать была больше и круче, с другой – эта маленькая стояла рядом с мамой.

 

И пока противоречивые чувства терзали мое сознание, я вышел подышать. Я брел по песочку, глядя под ноги, не замечая ни океана, ни прохладного декабрьского бриза, ни песчаных замков, ни ракушек, ни друзей. Я рассматривал дома. Мы жили в небоскребе.  Мелкий о том, где жить в Майами. Мама - 26 недель беременности.Это означало, что при желании я мог забраться на крышу и потрогать небо. Вся первая линия района Sunny Isles, где мы обосновались с родителями, была высокой стеной, упирающейся в небо, разделявшей океан и город. По утрам на пляже было солнечно, но во второй половине дня солнце уходило в город, скрывалось за высокими зданиями и погружало пляжи в тень.  Улица Сollins, которая начиналась с первых улиц South Beach, меняла свое название на Осеan Boulevard  в районе Hallandale и насквозь прорезала Sunny. Часто меня спрашивали, что отличало мою жизнь на SoBe, где я провел половину моей жизни, от Sunny, где прошла вторая и более сознательная ее часть. Я был щедр на комментарии —  два разных мира. Но устав перебирать в уме все плюсы и минусы этих мест, я решил по примеру мамы собрать их воедино.

 

Miami Beach VS Sunny Isles 

Аренда 

При всей моей любви к SoBe, я должен был признать, что арендовать там приличную квартиру было сложно. Количество новых хороших домов на Sunny Isles превалировало. На South Beach было гораздо больше старых кондоминимумов, где владельцы, сдававшие квартиры в аренду не заботились в свежем ремонте, современной мебели, и оставляли в квартирах свои личные вещи. Все итак сдавалось.

Мелкий о том, где жить в Майами. Мама - 26 недель беременности.В старых апартаментах зачастую  из-за влажности заводился грибок – что собственно случилось с нами и стало катализатором переезда. Маму тошнило неделями. И никто не знал почему, пока старожилы не порекомендовали нам с папой сделать тест на грибок. Мы называли его вместо правильного и понятного местным слова mold – более душевным —  mushrooms.  Национальной чертой всех русских была нелюбовь к кондиционерам – и это только усугубляло ситуацию, потому что во влажном воздухе в квартире, особенно если в ней лежал ковролин заводилась такая красота, которую я даже зафиксировал на камеру. Новых домов с красивыми квартирами в моем любимом районе было немного, и ценник на них порой зашкаливал.

На Санни же все было просто. Жилой район открывал большие возможности, конкуренция среди арендодателей была высокой, что приводило к улучшению качества ремонта и мебели. Было не принято сдавать хлам. Большинство квартир были очень приличными. Заодно здесь располагались такие кондо, как La Perla или Intracoastal Yacht Club, которые позволяли снимать квартиры на срок меньше полугода, и не выносили мозг проверкой ассоциацией дома.

 

Инфраструктура

—        Жизнь на Sunny подарила мне глазированные сырки в шаговой доступности. Я балдел. Грузинская кухня, узбекская, огромные вкусные сырники в магазине Калинка, сметанник из «Матрешки»… Я даже сиропы от кашля предпочитал именно русские! Все что я помнил о России был увы лишь вкус баночного пюре, так что вовсю работали гены.

Я оценил наличие детских площадок, спортивных и развивающих секций, русских детских садиков поблизости от дома,  как впрочем близость всех привлекательных для меня магазинов типа Marshalls, TJ MAX, Toysrus и огромного Aventura Mall, где я всегда мог выпросить игрушки. Мама с удивлением обнаружила, что здесь можно сделать хороший маникюр, нашла нам няню и перестала сравнивать его с Бирюлёво, когда узнала, какие именитые архитекторы трудятся над девелопментом этого района.

В целом же я мог описать мою жизнь здесь, как размеренную и сытую. Семейную одним словом.

Мелкий о том, где жить в Майами. Мама - 26 недель беременности.—        South Beach был другим. Я не переставал тосковать об оставленном там культурном досуге и возможности долгих пеших прогулок. Часто, взяв маму за рукав, я просил:

—        Поехали туда?

—        Куда?

—        Далеко, туда, где претцели

Мама разделяла мою тоску. Только в Miami Beach  вдоль океана пролегал boardwalk и даровал возможность пеших прогулок вдоль набережной. Именно там мы часами с ней ходили, пока я был в коляске , там я познал счастье бегать по утрам, только там, я останавливался не в силах оторвать глаз от океана. Это был другой океан. Молодой, тусовочный, над ним парили кайты,  а из отелей раздавалась такая музыка, под которую мне хотелось танцевать. Здесь мы с мамой оставили любимые музеи и арт-классы, обожаемую детскую библиотеку и танцы на Ocean Drive, фасады арт-деко, раскрашенные по моему мнению мелками, катание на роликах и скейте, и веселую Lincoln Road Mall, где и продавался обожаемый мной баварский претцель. Неподражаемый дух, закаты на Бискейне, и вечернее кино по средам под звездами… Это было место с историей, с культурным наследием, с душой.

Были и другие проверенные мной районы и места, но мое раннее творчество было, увы, ущемлено рамками режима и я вынужден был идти купаться и спать.

Предыдущий пост Следующий пост