Мелкий в Майами! 1 неделя и 6 дней. Второй день в госпитале

На второй день нашего пребывания в госпитале, жизнь закружилась вокруг малыша. Утром, толкая перед собой столик на колесах с компьютером, в палату въехала американская бабушка. Именно она, пользуясь своим мобильным офисом должна была оформить малышу необходимые документы и внести нашего нового гражданина в общую американскую базу. Муж заполнял анкету, задавая по ходу дела вопросы:

— А в строке middle name что писать? У нас нет в России middle name.У нас отчество – father’s name ?

— Я читала, что русские документы потом будут оформляться буква в букву, транслитерацией. Давай, как в русском паспорте писать – предложила невменяемая я, будучи абсолютно неуверенной в собственных словах и в том, на какой планете я вообще нахожусь.

— У нас отчество оканчивается на — ович. Так и писать?

— Ага, пиши в строке middle name – ovich.

Бабушка внесла информацию о малыше и паспортные данные нас с любимым в национальную базу США, уходя оставив нам только справку-подтверждение о том, что данные на получение Social Security Number отправлены. Сам же номер должен был прийти через несколько недель к нам по почте. Свидетельство о рождении мы должны были забрать сами, в Health Department. Спустя какое-то время нам принесли еще фиолетовую корочку, на которой красовались отпечатки ножек мелкого, его имя и место рождения.

Роды в США - отпечаток ножек - на память
Отпечаток ножек ребенка — на память!

— Это тоже документ? – поинтересовалась я

— Да нет, это так вам для истории.
Как выяснилось позднее, эту карточка очень пригодилась нам при получении свидетельства о рождении. Мы просто отдали ее в окошечко, и получили Birth Certificate. (хотя свидетельство можно получить и без нее).

Все это время нон стопом в палату приходи все новые и новые нянечки. Поначалу я была им рада, задавая и массу вопросов. Но когда я лишь на секунду закрывала глаза, мечтая провалиться в сон, мне начинали измерять температуру или укатывали малыша на проверки

– я злилась и думала предложить Маунт Синаю ввести в практику таблички с надписью Do not Disturb.

За пуповинной кровью курьер компании GeneCell , милейшая венесуэльская девушка, приехала тоже с утра. Кровь собирала доктор Розлин сразу после родов. Нам же оставалось только передать курьеру коробку. Они же в свою очередь обещали прислать нам официальное подтверждение домой, о том, что заморозка произошла и все хорошо.

Кормили меня три раза в день – я уплетала несоленую безкофеиновую кухню госпиталя за обе щеки, отправляя любимого питаться на второй этаж в кафе, где за 9 долларов мог наесться курятиной и другими натурпродуктами мужчина весом 95 кг.

К середине дня появился педиатр. Как я писала в одном из постов, выбор наш пал на доктора Айзенберга. Ему мы и позвонили сразу как появился малыш. Но вместо него пришла его коллега доктор Варисса Перлманн. Она взглянула на малыша, посмотрела ему ушки и глазки и обрадовала нас новостью, что все хорошо. Я подумала, что видимо это и не визит педиатра вовсе и Айзенберг просто занят и попросил Вариссу заглянуть к нам.

— А доктор Айзенберг придет?

— Да если хотите. Завтра.

— Хотим, мы же договаривались.

Наутро следующего дня пришел доктор Айзенберг, убедился что температура малыша в норме, пощупал темечко мелкого и откланился. И все бы в этой истории было хорошо, если бы спустя три дня мы не узнали, что должны заплатить за два визита доктора в госпитале 400 долларов, а еще прийти на осмотр на 3 день после родов и заплатить еще 250.

— Фигня какая-то. Они даже не смотрели его толком в больнице – разозлилась я. — Могли вообще его не звать и прийти только на 3 день.

— Не расстраивайся дорогая, отдыхай, окрепнешь немного и мы что-нибудь придумаем – опекал меня, подкармливая с ложечки любимый. Его черед злиться и выходить из себя был не за горами, но довольный и сонный папа об этом пока ничего не знал.

Предыдущий пост Следующий пост