Мама в Майами! 4 недели. Как я справлялась с послеродовой депрессией

— Мила, — сказала мне на прощание в госпитале доктор Розлин – у тебя может начаться послеродовой блюз. Это нормально, обязательно пройдет.

— Само собой, мы же с Мелким будем по Вам скучать! – я была преисполнена самых благостных мыслей. Роды для меня были счастливым финалом беременности, пройденной суперигрой. И одновременно большим началом. Я никак не ожидала того, что меня накроет грусть.

Но оказавшись дома и погрузившись в новые обязанности, я все реже стала улыбаться, и все больше хлюпать носом без видимых причин.

— Люся твой блог называется «Как родить в Майами», ты уверена что тебе стоит писать про такие вещи, как грудное вскармливание и твоя депрессия? – любимый проявлял ангельское терпение, успокаивая то меня, то ребенка.

— Не знаю, — я вяло пожала плечами, — к Америке это не имеет никакого отношения. Но то, с чем мы, девушки сталкиваемся во время и после родов — настоящее испытание, его посложнее пройти, чем местную таможню.

Наладив кормление малыша спустя 10 дней борьбы, я слегла с болями. Мне был рекомендован полный покой. В реальности я валялась в кровати, не имея сил встать и взять на руки малыша. Муж кормил и поил меня, я же в благодарность к нему сдерживала слезы каждый раз когда он выходил за пределы квартиры. Я нуждалась в нем так же, как ребенок во мне. Мне безумно хотелось на улицу, и как никогда шум воды, крики чаек, и просто детских голосов, раздающихся с улицы вызывали во мне зависть. Я поняла, что в свое время устала не от беременности, а от ограничений. В передвижении, в темпе жизни, в работе, в одежде, в еде. Но предаваться унынию было не в моих правилах и я делала все, чтобы поскорее прийти в себя. Мой план спасения состоял из множества пунктов. Смысл был такой: вспомнить каждую мелочь, которая приносила мне радость и покой и ей воспользоваться:

— Как только я поняла, что могу выйти из дома, я начала совершать короткие прогулки рано утром по Board Walk, проходя вначале пару блоков, но со временем расширив свои границы до пятнадцатой улицы, где находился Старбакс. Мелкий привозил папе утренний кофе и булочку с корицей. А я хорошее настроение.

— Малыш будил нас в 7 утра. Все втроем мы встречали восход солнца, сидя в кровати, и наблюдая как за горизонтом маленькая искра стремительно разрасталась в горящий шар, окрашивая облака в теплый розовый цвет. Мы же каждый раз, поражаясь красоте, без устали фотографировали и снимали видео.

— Я наслаждалась тем удивительным умиротворением, теплом и взаимностью, которая устанавливалась с малышом во время кормления. Американские журналы называли это словом togetherness. Я произнесла его вслух, так оно мне понравилось.

— В моей ванной поселились ароматные баночки под названием BBB (Butts Belly and Boobs!) для возврата фигуры в былую форму. К ним же прилагались цветные инструкции с упражнениями. 

— Ела тирамису. Его заботливо приносила в тазиках наша подруга. В переводе с итальянского tira me su значило «подними мне». Этот сладкий и жирный десерт придумали итальянские куртизанки, чтобы поднять мужчинам «желание». Мне он поднимал дух.

— Спрятала под раковину pump и отправила зимовать в Москву «беременную» одежду.

— Засыпала в обнимку с Мелким под его оранжевым одеяльцем, слушая тихий лаунж или детскую шарманку-слоника.

— Подстригла волосы, вырвавшись взволнованной на полтора часа из дома на такси в перерыве между кормлениями.

— Купила «памперсную» сумку — из мягкой коралловой кожи. И белые короткие шорты – в которых мне и мечталось бегать впоследствии стройной и подтянутой.
На мой «запрос» о помощи к небесам в моей жизни появилась Даниэла. Она практиковала послеродовой массаж и я нашла ее в интернете, выбрав ее из сотни других.

— Как вы меня нашли? — спросила симпатичная аргентинка, приехав в квартиру с рыбками. Она была мамой троих детей, на 5 месяце беременности и носила с собой тяжеленный массажный стол – Я много лет работаю с беременными и родившими женщинами, и преподаю в нескольких школах и реабилитационных центрах Майами.

— Интуитивно, by heart – улыбнулась я.

За два сеанса массажа со мной произошли кардинальные перемены. Даниэла творила настоящие чудеса! Я, будучи настоящим массажным наркоманом, сделавшим в своей жизни их немало, в разных странах и разных спа, могла с уверенностью сказать – она была лучшей!

— Мила, звони мне если у тебя будут вопросы по уходу за малышом, я всегда буду рада тебе помочь – сказала Даниела. – Восстановление после родов занимает обычно 40 дней. И знаешь что?

— Мне нужно побольше отдыхать и не перенапрягаться, врач сказала.

— Это не все. Энергетически в течение 40 дней ты и малыш открыты небу как никогда…
Я села на песок поджав под себя ноги, и задумалась. Все кругом говорили, ближайшие несколько лет тебе придется сидеть дома, хорошо что ты здесь, но тебя ждет Москва, забудь о работе, сядешь скорее всего на даче, ты должна теперь… И никто из моих близким и любимых людей не сказал, банальное: нужно подумать, как организовать твою жизнь, чтобы все успеть, чтобы ты была счастлива. Я любила быть активной, любила создавать, любила дело, которым занималась и полюбила всей душой быть мамой. Просто не видела пока как это совместить. И держа в уме слова Даниэлы, я мысленно написала записку с просьбой подсказать мне как стать хорошей мамой и одновременно обрести дело, которое реализовывало бы меня, не отбирая у семьи. Эту записку я закупорила в бутылку и отправила плавать по волнам бескрайнего Атлантического океана. Точно зная, что ответ мне придет не позднее, чем окончится наше майамское путешествие.

Предыдущий пост Следующий пост